leonid_vlad (leonid_vlad) wrote,
leonid_vlad
leonid_vlad

Рассказывает военный Историк А.В. Исаев. Восточная Пруссия.

Рассказывает военный Историк А.В. Исаев( блогер dr_guillotin.
Документальный фильм в жанре оживших фотографий. На этот раз по Восточной Пруссии.



В лдестве в журнале "Наука и жизнь" прочитал отрывок из книги генерал-полковника артиллерии Николая Михайловича Хлебникова про штурм Кенигсберга, а потом прочитал и всю книгу-
"Под грохот сотен батарей".

Добавлю из этой книги:
http://militera.lib.ru/memo/russian/hlebnikov_nm/15.html

"Всеми видами разведки было установлено, что основу Кенигсбергского укрепленного района составляют три оборонительные позиции.

Первая из них — внешний обвод — проходила в 7–8 километрах от города и опиралась на пятнадцать крепостных фортов, между которыми тянулись в несколько линий траншеи полного профиля. Подступы к первой позиции прикрывались широким и глубоким противотанковым рвом, эскарпами, противотанковыми надолбами, минными полями и густой сетью проволочных заграждений.

Вторая позиция опоясывала город по окраинам и включала в себя множество прочных оборонительных сооружений, также с траншеями и разного рода заграждениями.

Третья позиция — внутренний обвод — охватывала центр города с крепостной цитаделью и состояла из бастионов и равелинов в три-четыре боевых этажа. Эти крепостные сооружения соединялись рвом, наполненным [352] водой. Промежутки между фортами, бастионами и равелинами прикрывались долговременными огневыми точками — дотами. Кроме того, в самом городе было около 200 опорных пунктов, созданных в зданиях с толстыми каменными стенами, частично усиленных бетонным покрытием. Опорные пункты дополнялись множеством прочных баррикад, перекрывавших улицы и площади города.

Каждый форт занимал площадь от 7 до 10 гектаров, имел форму пятиугольника. Боевое покрытие форта составляла кирпичная кладка трех-четырехметровой толщины. Она защищала гарнизон форта от прямых попаданий 280-мм и 305-мм снарядов. Толстая земляная подушка с растущими на ней деревьями и кустарником прикрывала сверху все это сооружение. Форт окружал ров с водой шириной до 15 метров и глубиной до 5 метров.

Каждый форт имел подземную казарму на 400–500 бойцов, а еще ниже, на глубине до 15 метров, находились склады боеприпасов и продовольствия и ходы сообщения между отдельными частями форта. В казематах поорудийио размещались постоянные батареи. Для ведения огня на дальние дистанции они выдвигались на поверхность форта. Доты имели покрытие в 1,5–2 метра железобетона. Дотов и дзотов нашей разведкой было выявлено свыше 90, артиллерийских и минометных батарей — 118, отдельных противотанковых орудий — 65, наблюдательных пунктов — 118. В то же время анализ разведывательных данных показал, что форты крепости Кенигсберг имели целый ряд недостатков, которые мы и должны были использовать при штурме. Главные из этих недостатков: 1. Низкое расположение амбразур позволяло гарнизону вести огонь лишь по ближним целям. Для стрельбы по дальним целям огневые средства надо было выносить на поверхность форта, где они попадали под огонь нашей артиллерии. 2. Форты имели один тыльный вход. Поэтому заваливание его огнем тяжелой артиллерии или подрыв саперами приводили к полной изоляции гарнизона форта.
...............................
По решению Ставки Верховного Главнокомандования нам придавалась артиллерия большой и особой мощности — восемь отдельных дивизионов, по три батареи каждый. Они были развернуты на участках главного удара: в полосе 11-й гвардейской армии — 330-й дивизион полковника С. Д. Кручинина, 316-й майора Н. И. Штефана, 328-й майора А. А. Катунина, 329-й подполковника И. С. Торпинского; в полосе 43-й армии — 245-й дивизион подполковника С. С. Мальцева и 75-й дивизион капитана П. С. Чубакова; в полосе 50-й армии — 226-й дивизион подполковника А. В. Осипчука и 105-й дивизион капитана П. И. Кобзаренко.

.......................................

Когда мы начали планировать артиллерийское наступление в Кенигсбергской операции, сразу же возник вопрос о продолжительности артподготовки. В конкретных условиях, при штурме столь мощной крепости, как Кенигсберг, этот вопрос требовал принципиально нового решения. По расчетам, для разрушения фортов и других долговременных оборонительных сооружений, артподготовка должна была продолжаться не менее четырех суток. В практике Великой Отечественной войны артподготовка такой продолжительности применялась впервые. Это, естественно, вызвало некоторое недоумение высшего командования.

Вместе с командующим И. X. Баграмяном мы доложили свои соображения Маршалу Советского Союза А. М. Василевскому. Он тут же созвонился с Москвой, с Верховным Главнокомандующим И. В. Сталиным, доложил о готовности войск к штурму.

— Артиллеристы просят четверо суток на артподготовку, — добавил Александр Михайлович и пояснил, чем это вызвано.

После разговора с Москвой маршал Василевский утвердил нам план артиллерийского наступления.

По плану на артиллерийскую подготовку отводилось четверо суток и еще три часа в день штурма, непосредственно перед атакой. Такая длительная артподготовка требовалась для того, чтобы надежно разрушить оборонительные сооружения крепости. Первые сутки отводились на огневую разведку целей. В ней участвовала преимущественно легкая полевая артиллерия. Ее задача — своим огнем [359] снять земляную и растительную «подушку» с фортов и дотов, определить по возможности их прочность и наличие бетона в боевом покрытии. При попадании снаряда в бетон и пламя разрыва характерное, и его звук. А иногда после снятия «подушки» наблюдателю виден и серый цвет бетона.

После огневой разведки в последующие трое суток артиллерия большой и особой мощности разрушала оборонительные сооружения.
.......................................
У меня сохранились интересные документы тех времен, в том числе фотографии разрушенных крепостных сооружений, а также графические изображения многих фортов с нанесенными на них точками прямых попаданий. Зеленые точки — просто попадания, красные — попадания сквозные, то есть пробивающие боевое покрытие форта и выводящие из строя его огневые средства и гарнизон. Зеленых точек очень много, схемы буквально испещрены ими. Красных, сквозных, в несколько раз меньше. И тут мы подходим ко второму моменту: несмотря на высокую точность стрельбы, сквозных пробоин было далеко не достаточно.

Так, в форт № 4 (его разрушала батарея 280-мм орудий 226-го артдивизиона А. В. Осипчука) было сделано более 100 прямых попаданий, а сквозных пробоин — только 9. Причем в лобовую часть форта попало 32 снаряда, но сквозной пробоины не сделал ни один. Батарея 280-мм орудий 245-го артдивизиона С. С. Мальцева разрушала форт № 5. На 73 прямых попадания — только две сквозные пробоины. Батарея 329-го артдивизиона сделала 78 попаданий в форт № 8 «Кальген», сквозных пробоин — 5. Батарея 305-мм орудий 320-го артдивизиона сделала 172 попадания в форт № 10, сквозных — только два. Подобный перечень можно продолжить, но даже из того, что сказано, следует вывод: боевое покрытие фортов Кенигсберга выдерживало прямые попадания 280-мм и 305-мм снарядов. Как удалось нам установить, сквозные пробоины получались большей частью тогда, когда снаряд попадал вторично в место, где боевое покрытие уже частично [372] разрушено, то есть в воронку, образованную разрывом предыдущего снаряда.

И хотя даже ограниченное число сквозных пробоин обычно выводило форт, его огневые средства и гарнизон из строя или резко снижало силу его сопротивления, мы, анализируя боевую работу артиллерии большой и особой мощности, чувствовали некоторую неудовлетворенность. Слишком резким был контраст между отличным мастерством самих артиллеристов, большим числом прямых попаданий в форты и доты и недостаточной разрушительной силой снарядов."


Tags: А.В.Исаев, Война
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment