leonid_vlad (leonid_vlad) wrote,
leonid_vlad
leonid_vlad

СНОВА ТЕЛЕЖИХА . Храм: дело веры

Оригинал взят у cambria_1919 в СНОВА ТЕЛЕЖИХА . Храм: дело веры
Взаимоотношения наших предков с религией и церковью были не вполне таковы, каковы они в современном обществе.
И даже не таковы, какими их теперь часто изображают.

В этом смысле воспоминания алтайского крестьянина Василия Швецова - а крестьянские мемуары вообще невероятная редкость! - особенно интересны. Вопросы веры и благочестия, как их решали в Сибири.

Итак, снова деревня Тележиха, начало ХХ века.
Тележиха, деревня многолюдная и богатая, церкви долго не имела - в Сибири так было сплошь и рядом. Но все жители были крещёные, а христианские правила жизни внушались больше в семье. Они были одно целое с народной моралью - не воровать, почитать старших, осуждать прелюбодеев и т.д.

В Тележихе, вполне веротерпимой, было много и старообрядцев:
"Они крестились двумя перстами, молились на складные медные иконы и распятие, которые стояли на божницах. Все обряды - крещение, соборование, причащение, отпевание, исповедание и прочее - были у них по-своему и дома. Они имели свою посуду (ритуальную - С.), за что назывались чашечниками и немоляками".

Сейчас в Сибири некоторые коллекционеры собирают такие медные иконы -"медянки" - в старину они были в большом ходу не только у староверов.

Прочие коренные тележинцы тоже нечасто бывали в церкви. Были среди них даже свои стихийные атеисты и доморощенные богоискатели.
Потому очень удивили новоприезжие (столыпинские) переселенцы "из России"- они отличались рьяной верой, пристрастием к обрядности, шествиям по дворам с иконами, молебнам в поле "на урожай" и пр.

Именно приезжие и подняли вопрос о постройке в Тележихе собственного храма.
Сельский сход на постройку дал согласие.
Ведь церковь тогда исполняла роль ЗАГСа. Для совершения обрядов, особенно венчания, приходилось ездить в дальние сёла - "без венца девки замуж не шли".
С прочими обрядами дело обстояло ещё хуже - они "совершались наезжавшими попами в старом молельном домишке. Крестили зачастую дома, так как в ветхой молельной никогда не было зимой плюсовой температуры. Иногда батюшка не приезжал долго, и крестить приносили до десятка и более ребятишек. Так был крещён и я, и моя жена".

Гастролирующий священник не оставался в накладе:
"Натуроплата за труд попу - зерно разное, битая птица, масло, яйца и пр. - увозилось на общественных подводах к батюшке домой, а сам он приглашался откушать хлеб-соли. Его прочитали. Усаживая в телегу или кошеву, клали под него подушку и приговаривали: "Это тебе, батюшка, под жопу, чтоб мягче было". Нередко бывало, что солонешенский (из ближайшего села - С.) поп Михаил Павский так накушается, что потеряет и крест. Не лучше был и отец Василий из Соловьихи".

Храм в Тележихе строился исключительно на деньги прихожан - не то, что теперь, когда без господдержки не обходятся.

Сход решил, как и при сооружении маслозавода, для стройки от каждого двора поставить про лесине.
Два старика с кружками обошли все дома и собрали средства (сколько всего нужно и сколько должен дать каждый, определил тоже сход). После наняли известную артель Панкова из Бийска, где были свои плотники, каменщики, печники, столяры, жестянщики, пильщики и даже художник.

Высокая шестиглавая церковь, задуманная в 1909 году, была готова в 1911. На колокольню торжественно водрузили шесть колоколов, самый большой из которых весил 25 пудов.
Немало удивила тележинцев роспись: на Тайной вечере вторым от Христа был изображён местный атеист Василий Бронников. Многие решили, что артельный художник такой же безбожник. К тому же они с Бронниковым часто на пару выпивали - очень уж оба любили это дело.

Службы и в этой церкви долго проводили "гастролёры".
Епархия прислала отца Моисея только к 1914 году.
Дом для него - крепкий, против церкви - купили и поставили тоже на средства верующих. И не только!
"Для священника была отведена самая лучшая земля - почти вся грива между Третьим и Четвёртым ключами. Там ему общиной сеяли, убирали и молотили, готовое зерно засыпали в его амбар. Так же косили сено и привозили во двор. Псаломщик тоже пользовался лучшей землёй, но обрабатывал её сам".

Было у церковнослужителей и жалованье, о величине которого деревенские жители не знали.
А ещё два раза в год - на Пасху с иконами и на Крещение с крестом - поп и псаломщик обходили дворы, и каждый должен был им что-то подать.

"Одних варёных яиц собирали тысячи, делили между собой и засаливали в кадки".
Первый раз слышу про такое кушанье!

По епархии совершались и выезды архиерея. По этому случаю всех отправляли на ремонт дорог. Готовили и пышную встречу.

"Тогда почти ежегодно из города по сёлам носили на себе пятипудового Пантелеймона - икону в окладе , под стеклом, на четырёх подставках-ногах, прикреплённых к иконе шарнирами. Впрягались дюжие мужики, как лошади в оглобли, и тащили из Солонешного за двадцать вёрст".
Эта процессия собирала массы молящихся и любопытных.
Икону сопровождал сборный хор монашек Улалинского и Бийского монастырей и старики-монахи, которые продавали всевозможные "божественные вещи", даже "ржавые гвозди и щепочки Гроба Господня с Афонских гор".

Были в Тележихе и свои юродивые.
"Они бросались под Пантелеймона и кричали, что попало. Была Решетова Артамоновна - если что не по ней, она, как курица, кричала "Етиба!". Как узнает, что угощают её кирпичным чаем, так пить не станет и заетибакает. Были и другие с подобными причудами, а вот когда случилась Советская власть, все они придуриваться перестали".

Но это мелочи, житейский сор.

Навсегда запомнил Василий Швецов богослужения 1917 года:
"Двадцатпудовый колокол сзывает к молитве. Вереницей тянутся старые и молодые в праздничных разноцветных нарядах. Несут на руках грудных: чадо надо тоже причастить. Несут крестить и родившихся. Ученики сначала собираются в школе, оттуда вместе с учителем строем идут в храм. Учителю нельзя не ходить: он узнал, что поп Моисей написал на него донос. Якобы не только сам учитель атеист, но и своим непосещением храма оказывает плохое влияние на детей. А с полицией шутки плохи, лучше не перечить "долгогривому Мосяге" (отец Моисей не пил, но злой был).
Народу в церкви впритирку. Перед алтарём на подсвечниках уже лес свечей - и тонких, и толстых. Больше всего горит пред ликом старца Николы и перед Егорием-Победоносцем. Посеребрённая, а кое-где и позолоченная большая трёхъярусная люстра -паникадило горит шестью десятками полтинничных стеариновых свечей.
И хор поёт "Тело Христово примите, источник бессмертия вкусите".
Многие плачут".

Вот так всегда всё рядом - высокое и низкое, суета и слёзы.

Tags: Перепост, Православие, Россия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments