January 3rd, 2021

Родина

"Дружба" народов в СССР

"Председатель Совета министров РСФСР в 1971–1983 годах М.С. Соломенцев вспоминал, как в начале 1970-х годов в поездке по Брянской области видел целую деревню, с Великой Отечественной войны живущую в землянках. В своих мемуарах он пишет: «Когда Брежнев рекомендовал меня на должность предсовмина РСФСР, я поставил лишь одно условие: перестать затюкивать Россию. Леонид Ильич, помнится, не понял меня, спросил: «Что значит затюкивать?» Я объяснил: отраслевые отделы ЦК и союзное правительство напрямую командуют российскими регионами и конкретными предприятиями, руководствуясь больше интересами союзных республик, оставляя России лишь крохи с общесоюзного стола» [117].

Любопытную картину в июне 1992 года нарисовал в этом плане в «Независимой газете» (12 июня) Иван Силаев, первый премьер-министр ельцинского правительства. Став летом 1990 года первым председателем Совета министров независимой России, Иван Силаев обнаружил, что в течение всех лет советской власти РСФСР ежегодно выплачивала союзным республикам, включая Украину, а с 1940 года и Прибалтийским республикам, по 46 млрд рублей в год. Пересчитав эти деньги по существовавшему в 1990 году валютному курсу (один доллар США был равен 60 копейкам), премьер в июне 1991 года доложил первому президенту России Борису Ельцину, что РСФСР ежегодно направляла на развитие союзных республик 76,5 млрд долларов."

  • monetam

1930- е годы. Тихий омут Дома правительства.

«Марксистское пророчество утверждало, что спасение лежит в сфере производства. Большевистская идеология исходила из того, что советские люди формируются в школе и на работе (а не дома). Партийные комитеты были организованы по территориальному принципу, но первичные организации создавались там, где люди работали и учились. Членов партии и вспомогательных организаций (от октябрят, пионеров и комсомольцев до юных натуралистов и ворошиловских стрелков) принимали, продвигали и награждали в школе и на работе, а не дома. Семейная жизнь обсуждалась на чистках и собраниях, но только если текст автобиографии вызывал вопросы или кто-то из сослуживцев, соседей или родственников выдвигал формальные обвинения. В теории семейная жизнь была неотъемлемой частью социалистического строительства; на практике семья оставалась автономной и скрытой от посторонних глаз.

Коммунальные эксперименты 1920-х годов не коснулись большинства семей и почти полностью прекратились к моменту заселения Дома правительства. Когда Аросев и Лидия Богачева заподозрили, что их домработницы следят за ними, они уволили их и заменили новыми. Инспектировавшие Дом комиссии осматривали подвал, столовую и комендатуру, но никогда не поднимались в квартиры. Комсомольские активисты устраивали обходы комнат в общежитиях, школьные учителя посылали отличников на дом к двоечникам, но идея отправить представителя парткома к Аро- севым была чужда большевизму 1930-х годов. Никто не знал, как должна выглядеть квартира настоящего большевика (или сам настоящий большевик); никто не вспоминал дискуссии о коммунистических свадьбах и крестинах, и никто не знал, являются ли занавески законными элементами нового быта или «извечными и ненавистными формами жизни». Коммунистическая теория предполагала, что великие стройки (базис) произведут на свет великих жильцов (надстройку). На долю советской семьи приходилось несравненно меньше пастырского ухода и соседского доносительства, чем в протестантских обществах, которым большевики подражали в деле воспитания «чувства времени» и «любви к ответственности». Партийная, комсомольская, «культмассовая» и «политмассовая» работа, которая велась в Доме правительства, была адресована исключительно «обслуживающему персоналу».

Единственным видом самоорганизации жильцов были кампании домашних хозяек по благоустройству дворов и детского сада. Движение общественниц поощрялось партией и государством (особенно после всесоюзного совещания в мае 1936 года, на котором Софья Бутенко, жена директора Кузнецкого металлургического комбината из квартиры 141, произнесла одну из главных речей), но мог ли Аросев быть уверенным, что речь не шла о куриных и петушиных заботах? И была ли уверена в этом сама Софья Бутенко? Ее инициативы по улучшению быта рабочих Кузбасса не распространялись на ее квартиру и не предполагали вмешательства партии в ее семейную жизнь20.

Тем временем Дом правительства, где она останавливалась, когда ездила в Москву за платьями, наполнялся коврами, сундуками, скатертями, бюстами, саблями, шкурами, абажурами, подушками, незабудками и «сокровищами мировой литературы». Жильцы обрастали юбками, блузками, костюмами, камеями и черными шелковыми платьями. Квартиры заполнялись детьми и родителями, братьями и сестрами, племянниками и племянницами, тещами и свекровями, бывшими мужьями и женами, детьми от предыдущих браков и детьми голодающих и арестованных родственников. Никто не считал, не учитывал и не классифицировал этих людей; никто не проверял их прошлое и настоящее. Ответственных квартиросъемщиков вселяли и выселяли в соответствии с их местом в номенклатуре; обслуживающий персонал подвергали «тщательной фильтрации», включавшей в себя месячный срок для сбора сведений и «выявления пригодности». Люди, которые жили в квартирах ответственных квартиросъемщиков (и, будучи большинством населения, чаще всех пользовались услугами обслуживающего персонала), оставались невидимыми для партийного надзора и идеологов обострения классовой борьбы.

Между тем Осип Пятницкий и Павел Аллилуев жили в одной квартире со своими тестями, бывшими священниками. Серафиму Богачеву и его жене Лидии помогала набожная и неграмотная мать Серафима.
Сестра заведующей женсектором ЦК Марии Шабуровой не умела читать, но так хорошо управлялась по хозяйству, что Шабуровы решили не нанимать домработницу.
Василию Михайлову помогала крестная его старшей дочери, не одобрявшая его участия в строительстве Дворца Советов.
Теща главы советской золотопромышленности Александра Серебровского была так потрясена сносом храма, что семья решила переехать в Пятый Дом Советов, откуда не было видно котлована.
Теща Аркадия Розенгольца, дворянка по происхождению, крестила его детей; тесть А. В. Озерского, бывший торговец из черты оседлости, читал молитвы на иврите.
Мать Арона Гайстера, приехавшая погостить из Польши, носила парик и готовила кошерную еду; отец Соломона Ронина, бывший раввин, сделал своему внуку обрезание; свояк Гронского, поэт Павел Васильев, был арестован за «хулиганство и антисемитизм».
Смилга поселил у себя жену арестованного товарища, Александра Иоселевича; Осинский усыновил сына арестованного шурина, Владимира Смирнова; Агнесса Аргиропуло и Софья Бутенко удочерили дочерей своих голодающих сестер.
Родственники большинства бывших крестьян пострадали от голода; у большинства евреев были родственники за границей; большинство домработниц бежали от коллективизации. Социально чуждые жены (Аросева, Михайлова, Збарского, Гронского, Краваля, Аллилуева и Розенгольца) добивались «прогресса в мещанстве»; неработающие жены «хозяйственников и инженерно-технических работников», руководимые Софьей Бутенко, добивались того же во владениях своих мужей; работающие партийные жены «вспомнили вдруг, что они красивые женщины».
Самая знаменитая советская жена, Полина Жемчужина (Молотова), возглавляла советскую парфюмерно-косметическую промышленность».
Юрий Слёзкин «Дом правительства. Сага о русской революции»
город

Мой комментарий к записи ««Свой среди чужих»: жизнь после фильма» от sergeytsvetkov

Как давно это было- лет 50 тому назад я взял в библиотеке книгу «Ярче тысячи солнц: Повествование об учёных-атомниках», автор- журналист Роберт Юнг (нем. Robert Jungk, урождённый Роберт Баум, нем. Robert Baum)
Примечание: специально для блогера general_dreamer- Роберт Баум родился в еврейской семье актёров Давида Баума, известного под псевдонимом Марк Юнг[de], и Сары Браво, известной как Элли Бранден. Роберт взял себе псевдоним отца.

Эта книга об американском атомном проекте, о том, как была создана американская атомная бомба. Книга написана в 1956 году, впервые на русском языке была издана в 1961 году. Там и рассказывалось об организаторе "Манхэттенского проекта"- о генерале Гровсе.
А про советский проект- всегда была тишина, никаких рассказов.
И если те, кто лет на 10 постарше меня, в 1970 году ещё и помнили, как Хрущёв с трибуны XXII съезда КПСС хвастался взрывом Царь-бомбы, то я уже и об этом и не знал-молчание и замалчивание.
Нет, ну конечно, было понятно, когда ТАСС в 1975 году сообщал, что одной ракетой сразу на орбиту выведено 10 спутников-что это испытание боеголовки с разделяющийся головной частью.
Ни слова, ни послова нигде не было о создании ядерной бомбы в СССР.
А ведь, оказывается, в СССР с начала 60-х годов были свой журналисты, допущенные к атомным секретам.
Один из них- Владимир Губарев.
Два журналиста работали в газете "Комсомольская правда" в 1961 году. Блогер ded_voevan- обратите внимани- журналисты, такие же как журналист Роберт Юнг.
Нет, не такие- у Голованова и Губарева в 1961 году был допуск к секретным работам. Вот их тогда выбрала Партия и KGB, как достойных получить допуск.
И ещё- у обоих техническое образование, и если Губарев закончил Московский строительный институт, то Голованов окончил ракетный факультет МВТУ им. Н. Э. Баумана.
И Голованов, и Губарев осенью 1961 года "получили распоряжение никуда не отлучаться и ждать. Мы выяснили, что нам предстоит лететь на испытания ядерного оружия. Куда именно, не знали." Но потом начальство передумало и журналистов на испытание "Кузькиной матери" не допустили.
Это справка для Вас, блогер ded_voevan- справка о фантасте В.Губареве.
Повторю ещё раз- 1989 год, 40 лет прошло после взрыва первой советской атомной бомбы- и тишина, нет в открытой печати рассказов о том, как ковался ядерный щит страны.
Но не стало КПСС- и всплыло из забвения имя человека, нашего "Генерала Гровса".
И оказалось- нашим "Генералом Гровсом" был целый Маршал- Л.П.Берия.
И вот передо мной лежит книга- В. Губарев, "Супербомба для супер державы". Москва, издательство "Алгоритм", 2013 год.
Там нет столь любимой Вами частушки про Берия, который вышел из доверия.
Там рассказ о том, как создавалось термоядерное оружие в СССР, и рассказывается о роли Л.П.Берия:
https://libking.ru/books/nonf-/nonfiction/469672-vladimir-gubarev-superbomba-dlya-superderzhavy-tayny-sozdaniya-termoyadernogo-oruzhiya.html


И ещё раз повторю для Вас:
"26 июня 1953 года был арестован Лаврентий Берия.
В этот же день был подписан Указ Верховного Совета СССР «Об образовании министерства среднего машиностроения СССР».
А вскоре к Игорю Васильевичу Курчатову пришли из ЦК партии с требованием подтвердить, что Берия был врагом народа и английским шпионом.
Курчатов остался верен себе: ходоков он выгнал, сказал: «Не было бы Берии — не было бы бомбы».
=======================================
Ну а Вы, конечно, можете частушки про Л.П.Берия повторять.
А я приведу Вам публикации В. Губарева, не все:
Губарев В. С. Белый архипелаг Сталина : док. повествование о создании ядер. бомбы, основ. на рассекреч. материалах «Атом. проекта СССР». — М.: Молодая гвардия, 2004. — 419 с. — (Россия и мир). — ISBN 5-235-02708-6.
Губарев В. С. Секретный атом. — Эксмо; Алгоритм, 2006. — 463 с. — (Сверхдержава). — ISBN 5-699-19136-4.
Губарев В. С. Секретные академики. — М.: Алгоритм, 2008. — 383 с. — (Сверхдержава). — ISBN 978-5-9265-0599-0.
Губарев В. С. Атомная бомба. — М.: Алгоритм, 2009. — 607 с. — (Хроника великих открытий). — ISBN 978-5-9265-0526-6.


Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

я
  • nino56

Шуточное новогоднее...

Не перестаю удивляться чувству юмора русского человека.
Прошел тяжелейший 2020 -ый, наступил неизвестный 2021, но народ все равно продолжает шутить., И это дает надежду, что, несмотря ни на что...все же... в общем... как говорится...Все будет хорошо!
Подборка лучших, на мой взгляд, шуточных картинок для хорошего настроения.





Collapse )
С наступившим и следующими Новыми годами!