November 7th, 2018

город

Прогрессоры- они всё учат и учат нас.

Ой, как давно-давно это было!
Первый раз читал братьев Стругацких "Трудно быть богом".
Оторваться не мог. Румат Эсторский- для меня это был Штирлиц
далекого завтра.
Прогрессор- такое звание дали ему Стругацкие.
Прогрессоры у них в романах– передовой отряд специального назначения, который человечество Полудня кидает в котел феодальных разборок и империалистических войн.

Не понимал я тогда, что это они свою национальность описали,
как они свою национальность сами и видели, видели они себя и своих
соплеменников нашими учителями.

А теперь евреи этого и не скрывают.

Господин блогер-еврей из Голландии donrumatalive,
Эмигрант из СССР/России прямо пишет о своём, богоизранном народе:
https://sapojnik.livejournal.com/2453696.html?thread=201187776#t201187776
"мы поколениями чего-то пытались от вас требовать знать, а вы до сих пор даже запятые в элементарном сложноподчиненном предложении расставить не в состоянии."

Его прадед требовал,
чтобы мы знали кто такой Карла Маркса.
А он требует, чтобы сейчас мы знали, кто такой Шиндлер.

Прогрессоры, прогрессоры они, и только такими себя и видят.
А мы для них- гои.

И всё равно, даже если мы знаем, кто такой Шиндлер-
"Чтобы гою стать достойным - ему надо очень, очень стараться.
https://sapojnik.livejournal.com/2453696.html?thread=201160640#t201160640
Обычно же ваше место - возле выключателя в шабат.
Благодарю что бабахать бабахаете, тихонько, в себя, однако свою гойскую роль исполняете исправно!"

И не стесняются достигнутого результата:
https://sapojnik.livejournal.com/2567578.html?thread=217896602#t217896602

"...это было очень приятное чувство, когда мы, избранный народ, числом самое смелое миллионов десять, загнали все двести миллионов славян в колхозы, обобрали до нитки, продразверстнули до голода - особенно с хохлами хорошо пошло - выдали вам по винтовке на двоих и постреливали из заградотрядов в спину.
А вы такое лошье, даже когда немцы пытались вразумить, "бей жида-политрука, морда просит кирпича" - не слушали...."
город

К годовщине Октября

Черты из жизни рабочего Пантелея Грымзина (Аверченко)
Ровно десять лет тому назад рабочий Пантелей Грымзин получил от своего подлого гнусного хозяина кровопийцы поденную плату за 9 часов работы — всего два с полтиной!!! «Ну, что я с этой дрянью сделаю?.. — горько подумал Пантелей, разглядывая на ладони два серебряных рубля и полтину медью... — И жрать хочется, и выпить охота, и подмётки к сапогам нужно подбросить, старые — одна, вишь, дыра... Эх, ты жизнь наша распрокаторжная!!» Зашёл к знакомому сапожнику: тот содрал полтора рубля за пару подмёток.

— Есть ли на тебе крест-то? — саркастически осведомился Пантелей.

Крест, к удивлению ограбленного Пантелея, оказался на своём месте, под блузой, на волосатой груди сапожника. «Ну, вот остался у меня рупь-целковый, — со вздохом подумал Пантелей. — А что на него сделаешь? Эх!..» Пошел и купил на целковый этот полфунта ветчины, коробочку шпрот, булку французскую, полбутылки водки, бутылку пива и десяток папирос, — так разошёлся, что от всех капиталов только четыре копейки и осталось. И когда уселся бедняга Пантелей за свой убогий ужин — так ему тяжко сделалось, так обидно, что чуть не заплакал.

— За что же, за что... — шептали его дрожащие губы. — Почему богачи и эксплуататоры пьют шампанское, ликёры, едят рябчиков и ананасы, а я, кроме простой очищенной, да консервов, да ветчины — света Божьего не вижу... О, если бы только мы, рабочий класс, завоевали себе свободу!.. То-то мы бы пожили по-человечески!..

Однажды, весной 1920 года рабочий Пантелей Грымзин получил свою поденную плату за вторник: всего 2700 рублей. «Что ж я с ними сделаю, - горько подумал Пантелей, шевеля на ладони разноцветные бумажки. — И подмётки к сапогам нужно подбросить, и жрать, и выпить чего-нибудь — смерть хочется!» Зашёл Пантелей к сапожнику, сторговался за две тысячи триста и вышел на улицу с четырьмя сиротливыми сторублёвками. Купил фунт полубелого хлеба, бутылку ситро, осталось 14 целковых... Приценился к десятку папирос, плюнул и отошёл. Дома нарезал хлеба, откупорил ситро, уселся за стол ужинать... и так горько ему сделалось, что чуть не заплакал.

— Почему же, — шептали его дрожащие губы, — почему богачам всё, а нам ничего... Почему богач ест нежную розовую ветчину, объедается шпротами и белыми булками, заливает себе горло настоящей водкой, пенистым пивом, курит папиросы, а я, как пёс какой, должен жевать черствый хлеб и тянуть тошнотворное пойло на сахарине!.. Почему одним всё, другим — ничего?..

Эх, Пантелей, Пантелей... Здорового ты дурака свалял, братец ты мой!.....

__________________________________________________

Вот к сегодняшнему празднику Пантелею в продуктовом заказе и дали бы банку шпрот
и если повезёт- банку югославской ветчины.