March 13th, 2017

город

В храме Христа Спасителя состоялась конференция «Февраль. Трагедия. Уроки истории. 1917 год»

Оригинал взят у katya_husky в В храме Христа Спасителя состоялась конференция «Февраль. Трагедия. Уроки истории. 1917 год»
«Золотые купола и величественные храмы не являются гарантией спасения. Они не предотвращают народ от падения…
Только тогда, когда мы соединяем веру с действием, мы совершим то, к чему призваны, и никакая диавольская вражья сила не способна будет поколебать ни Церковь нашу, ни Русь»
. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл

18 февраля 2017 года в Зале церковных соборов Храма Христа Спасителя в Москве состоялась научная конференция «Февраль. Трагедия. Уроки истории. 1917 год».

Общим в выступлениях участников конференции был призыв не демонизировать, не эксплуатировать и не искажать в различных целях смысл событий 1917 года. Изучение этих страниц в истории страны и дискуссии о роли революции в определении вектора развития госудаства не должны вести к углублению противоречий в обществе, но призвано дать понимание сути причин и сил, приведших к трагическим, чудовищным последствиям, и позволить извлечь из прошедших столетие назад событий уроки, чтобы не допустить в будущем повторения ошибок прошлого.



Collapse )


город

861. Переворот. 28 февраля(13 марта) 1917 года

"Солдатская масса, лишенная офицеров, обратилась в вооруженную толпу, злобную и трусливую, одинаково готовую разорвать на части всякого «недруга» и разбежаться во все стороны при первом залпе…
При первом известии о военном бунте государь решил отправить в Петербург ген. Н. И. Иванова, популярного в армии и в стране старого генерала, с чрезвычайными полномочиями для восстановления порядка. До его прибытия полнота власти - чисто номинальная - сохранялась за кн. Голицыным. Он распорядился, чтобы одновременно с трех фронтов было отправлено по две кавалерийских дивизии, по два пехотных полка из самых надежных и пулеметные команды.270 В 10 час. 25 мин. вечера 27 февраля об этом было из Ставки сообщено ген. Беляеву в Петроград.
В это время вел. князь Михаил Александрович по телефону из Петрограда просил ген. Алексеева доложить государю, что для успокоения необходимо увольнение Совета министров и назначение нового премьера; «со своей стороны полагаю, что таким лицом мог быть бы кн. Львов».
Государь повелел на это ответить, что в Петроград отправляются войска и что дальнейшие решения он примет по прибытии в Царское Село. Государь ясно сознавал, что, когда идет солдатский бунт и убивают офицеров, «уступки» только подливают масло в огонь, вызывая представление о слабости и уверенность в безнаказанности. Когда вслед за великим князем в том же смысле высказался и ген. Алексеев, доложивший телеграмму ген. Рузского («при существующих условиях меры репрессий могут только обострить положение») - государь, по словам ген. Алексеева, «не захотел и разговаривать с ним».

Отряд ген. Иванова, состоявший из батальона в 700 георгиевских кавалеров, задержался с отправкой и только около часу дня 28 февраля отбыл из Могилева по Московско-Виндаво-Рыбинской жел. дороге. Части с северного фронта, отправленные в его распоряжение, начали прибывать в окрестности столицы раньше, нежели поезд ген. Иванова.
Отдав все распоряжения об отправке войск на Петроград, государь решил сам выехать в Царское Село. Это решение было, очевидно, вызвано тревогой за семью - быть может, желанием быть в центре событий на случай необходимости быстрых решений. Этот отъезд из Ставки оказался роковым.
28 февраля в столице царила анархия, в Кронштадте шла резня, единственной фактической властью был Совет. Но кто-то сообщал в Ставку совершенно иные данные, которым ген. М. В. Алексеев, очевидно, поверил: «Частные сведения говорят, что 28 февраля в Петрограде наступило полное спокойствие, войска примкнули к Временному Правительству в полном составе, приводятся в порядок. Временное Правительство под председательством Родзянко заседает в Г. думе и пригласило командиров воинских частей для получения приказаний по поддержанию порядка. Воззвание к населению, выпущенное Временным Правительством, говорит о необходимости монархического начала в России и необходимости новых выборов (?) для выбора и назначения правительства».
Эти явно ложные сведения, сообщенные кем-то в Ставку, сыграли огромную роль в дальнейшем ходе событий. Начальник штаба ген. М. В. Алексеев, получив сообщение о «благополучном» течении событий в столице, начал самостоятельно информировать верхи армии. Пресловутая телеграмма об «успокоении» была между 1 и 2 часами дня 1 марта передана, за № 1833, всем командующим фронтами, причем в телеграмме ген. Рузскому добавлялось: «Доложите его Величеству все это и убеждение, что дело можно привести мирно к хорошему концу, который укрепит Россию».
В Пскове имелись несколько иные вести из Петрограда: получив телеграмму об «успокоении», ген. Данилов в ответ запросил, «откуда у наштаверха сведения, заключенные в телеграмме 1833» - и получил (в 5 час. дня, 1 марта) неопределенный ответ: эти сведения «получены из Петрограда из различных источников и считаются (?) достоверными».
Государь провел 28 февраля в дороге, не получая новых известий. Он следовал по пути Смоленск-Вязьма-Лихославль, чтобы оставить кратчайший путь (через Дно) свободным для воинских эшелонов. В ночь с 28 февраля на 1 марта на ст. Малая Вишера (в 150 верстах от Петрограда) царские поезда были остановлены: сделалось известно, что следующая большая станция, Любань, занята «революционными войсками», и охрана поезда была сочтена недостаточной для вступления в вооруженную борьбу. Царские поезда сперва решили направить в Царское по Московско-Виндаво-Рыбинской жел. дороге; но дальше ст. Дно им продвинуться не удалось. Там получены были телеграммы из Петрограда, сообщавшие, что Родзянко выезжает к государю на ст. Дно; но потом стало известно, что Родзянко не едет, и царский поезд проследовал в Псков, в ставку командующего северным фронтом ген. Рузского, куда государь прибыл вечером 1 марта, после сорока часов, проведенных к пути.

В Петрограде за это время революционные элементы уже успели организоваться. В название Совета рабочих депутатов было вставлено: «и солдатских». Отдельные воинские части с красными флагами являлись в Таврический дворец; их приветствовали ораторы Совета и Думского комитета. 1 марта, в 4 часа дня, туда прибыл и вел. князь Кирилл Владимирович, заявивший, что он, как и его гвардейский экипаж, предоставляет себя в распоряжение комитета Г.думы. Этот шаг, понятый всеми как присоединение великого князя к революции, произвел в те дни немалое впечатление. Великий князь впоследствии объяснял, что он имел в виду поддержать умеренные элементы против крайних. В тот же день четыре великих князя составили манифест, обещавший от имени государя ответственное министерство; этот документ им не удалось нигде опубликовать."
С. Ольденбург. "Царствование Императора Николая II"
г. Москва, ЦЕНТРПОЛИГРАФ, 2016 год.
город

862. Переворот. 28 февраля(13 марта) 1917 года.

Трагедия России.
Из ВИКИ
"На следующий день 28 февраля (13 марта) вооружённые рабочие и солдаты, наступавшие от сборного пункта у Народного дома в Александровском парке, смяли заставы у Биржевого и Тучкова мостов и открыли путь на Васильевский остров. Здесь восстали 180-й пехотный полк, Финляндский полк. К восставшим присоединились матросы 2-го Балтийского флотского экипажа и крейсера «Аврора», стоявшего на ремонте у Франко-Русского завода в районе Калинкина моста[34]. Революционные солдаты окончательно подавили сопротивление Самокатного батальона, угрожая разрушением его казарм артиллерией. Был убит командир батальона полковник Балкашин.
К полудню была взята Петропавловская крепость. Гарнизон крепости перешёл на сторону революции. Комендант крепости генерал-адъютант Никитин признал новую власть. Арестованные двумя днями ранее солдаты запасного батальона Павловского полка были освобождены. В распоряжении восставших оказалась артиллерия Петропавловской крепости.
В 1200 революционеры предъявили генералу Хабалову ультиматум: под угрозой артиллерийского обстрела орудиями Петропавловской крепости оставить Адмиралтейство. Генерал Хабалов вывел остатки правительственных войск из здания Главного Адмиралтейства и перевёл их в Зимний дворец, который вскоре был занят войсками, посланными Временным комитетом и Исполкомом Петросовета. Правительственные войска перешли на сторону восставших (в этот день в движении участвовали 394 тыс. человек с 899 предприятий и 127 тыс. солдат.
Единственной верной царю силой фактически оказалась только петроградская полиция; однако она насчитывала всего лишь около 3,5 тыс. и не смогла ничего противопоставить революционным солдатам."

"В сложившейся ситуации на первое место всё больше выходит настроение царского генералитета, его готовность организовать подавление революции. В этих обстоятельствах ключевыми фигурами становятся командующие фронтами и флотами и в первую очередь — начальник штаба Верховного главнокомандующего генерал Алексеев. Как начальник штаба, генерал Алексеев являлся первым заместителем Верховного главнокомандующего, которым на момент революции являлся сам царь. Так как Николай II имел много других обязанностей в качестве главы государства, фактическим главой армии являлся генерал Алексеев."

"В 1600 в Петрограде были арестованы генералы Хабалов, Беляев, Балк и другие.
Согласно воспоминаниям генерала Спиридовича, вечером началось восстание части войск Царскосельского гарнизона. Лояльность пока что сохраняли ряд привилегированных частей гвардии: конвойцы, Собственный Железнодорожный полк, две роты Гвардейского экипажа, дворцовая полиция и др."