March 12th, 2017

город

859. Переворот. 27 фев.(12 марта) 1917 года. Вооружённое восстание. Образование новых органов власти

Из ВИКИ:
"27 февраля (12 марта) в Петрограде началось вооружённое восстание.
Подняла мятеж учебная команда запасного батальона Волынского полка в числе 600 человек во главе со старшим унтер-офицером Тимофеем Кирпичниковым. Солдаты убили командира[59], выпустили арестованных из гауптвахты, начали «снимать» соседние части, вынуждая их также присоединиться к восстанию. Часть офицеров этих частей разбежалась, а некоторые были убиты.
Вооружённые солдаты вышли к Литейному проспекту, где соединились с бастующими рабочими Петроградского орудийного и патронного заводов. Восставшие захватили артиллерийские орудия из мастерских Орудийного завода. Напротив завода был убит генерал Матусов"

Collapse )
город

Гибель царского Петрограда: Февральская революция глазами градоначальника А.П. Балка

Оригинал взят у russkoeleto в Гибель царского Петрограда: февральские безпорядки глазами градоначальника А.П. Балка.


  Нашла очень любопытную статью:  http://statehistory.ru/5571/Gibel-tsarskogo-Petrograda/

 Уже процитировала часть событий  за 25 февраля в этой записи о провокации с хлебом: http://russkoeleto.livejournal.com/835541.html

23 февраля 1917 года по юлианскому календарю/ 8 марта 1917 года  по новому стилю

"В 10 ч. утра, принимая доклады у себя в кабинете, стал получать по телефону сведения об оживленном движении на Литейном и Троицком мостах, а также по Литейной ул. и Невскому проспекту. Быстро выяснилось, что движение это необычное — умышленное. Притягательные пункты: Знаменская площадь, Невский, Городская Дума. В публике много дам, еще больше баб, учащейся молодежи и сравнительно с прежними выступлениями мало рабочих. Колесное и трамвайное днижение — нормальное.

К 12 часам дня донесли о таком же движении на Петроградской Стороне по Большому и Каменноостровскому проспектам. Густая толпа медленно и спокойно двигалась по тротуарам, оживленно разговаривала, смеялась и часам к двум стали слышны заунывные подавленные голоса: хлеба, хлеба... И так продолжалось весь день всюду. Толпа как бы стонала: «хлеба, хлеба». Причем лица оживленные, веселые и, по-видимому, довольные остроумной, как им казалось, выдумкой протеста."

 Но по мере чтения выплывает еще более интересное, за 25 февраля 1917 года по юлианскому календарю/ 10 марта 1917 года  по новому стилю

резко сменился состав толпы:

"В час дня на Знаменской площади толпою были выкинуты красные флаги. Пристав Александровской части ротмистр Крылов, один из выдающихся по службе офицеров, с небольшим нарядом полиции пробился через толпу, захватил флагоносца, выхватил у него флаг и направился с задержанным к Николаевскому вокзалу. Толпа тесно их обступила и следовала за ними. Неизвестный выхватил сзади у ротмистра из ножен шашку и нанес ему смертельный удар в голову. Хотя медицинская помощь была немедленно оказана на вокзале, но ротмистр Крылов, не приходя в сознание, скончался через несколько минут.

  Значительный наряд казаков находился тут же, но не оказал никакого содействия даже и тогда, когда вызванная конная полиция рассеивала толпу на площади. Во многих местах стали появляться ораторы с призывом низвергнуть преступное, передавшееся на сторону немцев правительство. Призывали войска обратить штыки на изменников и избивать чинов полиции. Толпа уже не двигалась со стонами: хлеба, хлеба — и не проявляла свойственное ей в предыдущие дни веселое настроение, впрочем, и состав толпы был уже иной: преобладали подонки, интеллигентная молодежь с немалым процентом молодых евреев. Многие поняли, что игра в прогулки превращается в торжество черни. Этот день был обилен происшествиями и явно носил бунтарский характер. Трамваи останавливались. Седоков с извозчиков ссаживали, причем по адресу прилично одетых сыпались остроты и ругань. В некоторых местах из лавок тащили съестные припасы, ну и конечно, били фонари и стекла в окнах. Появлялись и красные флаги, но все пока еще было разрозненно. Каждый руководитель действовал по своей инициативе, и общего определенного [плана] выступления не было."

28 февраля 1917 года по юлианскому календарю/ 13 марта 1917 года  по новому стилю
"Присутствовала еще одна дама — англичанка, жена морского офицера. Она все время очень подробно рассказывала с сильным акцентом, нисколько не волнуясь, о нападении прошлой ночью на отель Асторию, где она проживала. Толпы вооруженных, большей частью пьяных солдат, матросов и евреев врывались в номера, проверяли документы, отбирали оружие у офицеров, попутно крали, что могли, и так продолжалось всю ночь." " Наконец, автомобиль рванулся, сделал полукруг, остановился у главного входа в Думу, и мы без задержки быстро прошли внутрь, куда именно — не помню. Комната большая, заставленная столами, а за ними — победители — преимущественно еврейская молодежь. Два субъекта из молодежи устремились ко мне и стали задавать вопросы. Узнав, что я Градоначальник, один из них с негодованием сказал:

«А вы бы, градоначальник, отдали бы сейчас же приказание Вашей полиции прекратить расстрелы из пулеметов безоружного народа».

Я был так этим озадачен, что в первую минуту не понял в чем дело и переспросил:

«Из каких пулеметов?»

— «Вам лучше это знать»,— с ядовитой иронией вскричал юноша.

«Товарищ, товарищ,— остановил его другой еврей,— теперь полная свобода слова и действий. Не оказывайте давления на Градоначальника». И обращаясь ко мне, любезным тоном:

«Генерал, Вы арестованы. Конвой доставит Вас к месту заключения».

Меня и генерала Казакова отделили от наших спутников. Мою просьбу не разъединять нас — не уважили и повели по длинному светлому коридору в так называемый Министерский Павильон, а их — на второй этаж, где как оказалось, впоследствии, их постигла участь, несравненно лучшая нашей. Конвой наш, 8 человек, состоял частью из солдат с винтовками, а частью из евреев-юношей, делающих революцию. Только что выпущенные из тюрем, они с особенным увлечением, вместе с солдатами, отбивали шаг по узким коридорам.

Опоясанные патронными лентами, держа высоко в вытянутых руках револьверы самых ужасающих систем, они упивались своей великой исторической ролью идти во главе революции.
Итак, мы маршировали на славу. При входе в павильон у дверей сидел на стуле в коридоре бледный, изнеможенный в белом клобуке и панагии Петроградский митрополит Питирим56. Я неожиданно остановился против него и громко сказал: «Владыко, благословите меня». Еврейская молодежь, занятая маршировкой, не ожидала этого, изумленно поводила глазами. Один из них продолжал держать револьвер в вытянутой вверх руке."
весна

860. Мужские разговоры?Нет.

3-й час сижу на кухне у своего друга Михаила.
Отмечаем его 60-летие, переход его в ряды пенсионеров.
Михаил Альбертович работал "по-белому" и получил хорошую пенсию,
на 80% выше моей.
Только вот сидим мы втроём. трое пенсионеров на его кухне-
и все разговоры только о пенсии, о льготах и выплатах.
Совсем мы уже не мужики, а пенсионеры.
Молодые пенсионеры, но пенсионеры.....